ЗАЯЧИЙ  ОСТРОВ

1.

На каменистом острове
Среди коряг и скал
Сквозь боль слепяще-острую
Он сам себя искал.

А поиск себя безнадежен и долог,
Находим лоскут, отраженье, осколок.

На острове ночью
Не видно ни зги.
Тоска его точит,
Дробятся мозги.

Сомненье - помощник. Сомненье - помеха.
Пойди, отличи провиденье от эха.

В глубоком ущелье
Сжимаясь в комок,
Он сонное зелье-
Ожегом - глоток.

Для боли он более недосягаем,
И остров по-прежнему необитаем.


2.

На острове скалистом,
Омываемом волнами,
Вцепившись в корни дерева,
Ждем попутного корабля.

Возьми меня с собою
Я хочу увидеть снова
Дальние страны,
Цветные лица в веселой толпе,
Цветные одежды,
Цветные бусы на пыльном рынке.

Нет, проплывает мимо,
Мне не увидеть страны,
Мне остаться в бреду
Вдвоем с тобою.
На пустынном клочке земли
В море, которого нет.

Этой карты не существует,
Мы попали в несуществующий мир,
Мы попали в мир кошмарного сна,
У нас не осталось надежды.
Видишь, еще корабль...
Он тоже проплывет мимо.
Мы будем смотреть в глаза друг другу,
Пока нас не смоет волна.


3.

Я чудовищно устала,
У меня дрожали пальцы,
Окровавленные скалы,
Умирающие зайцы.

Травы сделались густыми,
В котелке клубится жижа,
Зацветет весной пустыня,
И не я ее увижу.

Сердце бьется в ржавых клепках -
Нестандартного покроя,
Из крапивы ем похлебку,
Из камней мое жаркое.

О тебе писать не стану,
Лишь тоска рукою движет.
У меня простые планы -
Я должна пытаться выжить.


4.

Похороню погибших в бурю зайцев,
Пройду пешком вдоль сытых пляжных дюн.
Открою дверь, зажгу огонь, сварю ухи,
Произнесу короткую молитву.
В Китае все правители - китайцы,
А император неизбежно юн.
Не написать бессмертные стихи,
Не выиграть решающую битву.

 

***

Не зови себе в подмогу
Оголтелых рыбарей,
Топай в одиночку к Богу,
Как покажется верней.

Не ищи себе в дороге
Путеводную звезду,
В человеке как и в Боге
Стонет птица Какаду.

Чтобы не было тоскливо
Захвати с собой кота,
Зацветает летом слива,
И не видно ни черта.

Ну и что, не надо слова,
Чтоб почуять - пустота,
Я теперь к пути готова,
За спиной моей черта.

Отвечай спокойно-нежно,
Если спросят: "Ты куда?"
За вершиной безмятежной
Спит мятежная звезда.

 

 

СТРАННИК

Странник - это тот, кто странен,
Кто страдает, кто страну
Как подругу выбирает,
За слезинку за одну.

Это тот, кто ночью темной
Не страшится выйти в лес
И смеется непритворно
Над капризами небес.

Это тот, кому знакома
Настоящая тоска,
Кто давно ушел из дома,
Без мешка и рюкзака.

Кто вернется только к ночи,
Обреченно одинок,
Чьи запыленные очи,
Отдохнувши от дорог,

Вновь попросятся к порогу,
И смертельно утомлен,
Он присядет на дорогу
И пойдет из дома вон.

 

***

 

Почему ты не спишь, малыш?
Что так мучит тебя и гложет
Что за боль ты в себе таишь
Так безмолвно и горько? Может,

Тебе видится тень войны
И потеря большого смысла
В этом нету твоей вины,
Это просто луна повисла

Прямо вровень с твоим окном
Так тревожно и страшно светит,
Что спокойный и мирный дом
Наполняется страхом этим.

Я развею ночную тишь
И добавлю в лампадку масла
Ты не бойся, ты спи, малыш,
Это просто звезда погасла.

 

 

КОШКА


Ну вернись ко мне хотя бы немножко,
Оглашу я небеса своим тостом,
И не все на свете глупо и просто,
Я красивая сиамская кошка.

Почеши меня легонько за ушком,
Мне так страшно в этом доме, так дико,
И хоть назвали бы меня Эвридикой,
Все спокойней, чем Марфушенькой-душкой.

У меня близнец сиамский был, котик,
Но пропал он в подворотне когда-то,
Я одна теперь осталась, без брата,
Ну вернись, ну почеши мне животик.

 

 

***

 

Нет мне счастья и покоя,
Заодно и воли нет,
Что же это, блин, такое?
Всюду только красный свет.

Светофор совсем сломался,
Пыльным стукнутым мешком
Выход нам один остался -
Бросить тачку и пешком.

Буераком, огородом,
По-пластунски и ползком,
И предстанем пред народом
В одеянии мирском.

Мы по выпуклостям Брейля
Ощупью найдем ответ.
И тогда в конце тоннеля
Вспыхнет нам зеленый свет.

 

 

***

 

Вспомни, милый, сколько кошки моют лапки,
И подумай о бессмертной душе.
В кошки-мышки мы с тобой или в прятки,
Мне шестнадцать, не еще, а уже.

Кошки несколько занудные созданья,
Ничего-то им, пушистым, не надо,
На кривых путях всего мирозданья
Закрутилась меби-бусиниада.

Чистота - зарок здоровья, мой милый,
Саша грызла в простоте своей сушки,
И гонимые неведомой силой
Моют лапки кошки, лапки и ушки.

 

 

***

 

Нету никакого смысла,
Ни учиться, ни лечиться,
Ни тащиться по канве.
Все, что может человек -
Это вдруг взлететь как птица
И исчезнуть в синеве.

 

 

АЛЬФА-ВЕРСИЯ


Стать бы невестой Христовой
Молодой, чернобровой

Чтобы из глаз -
Иконостас.
Вместо любовных слез -
Христос
Вместо платья невест -
Крест

О, побеждает страсти дракона
Икона.

Я никогда не узнаю вкус
Твоего поцелуя
Что ж, аллилуйя...

 

 

БЕТА-ВЕРСИЯ (в соавторстве)

 

Стать невестой Христовой
Молодой, чернобровой.

Вместо глаз -
Иконостас.
Вместо девичьих грез -
Христос
Вместо платья невест -
Крест

О, побеждает страстей дракона
Икона.

Я никогда не узнаю вкус
Твоего поцелуя
Что ж, аллилуйя...

 

***
 

Много лишних человеков
В голове моей простой,
Как же хочется уехать,
Стать веселой и пустой.

Но приходится включиться
В дней чужой круговорот.
Как же хочется отмыться
От сомнений и забот.

Пусть мне в спину дует ветер
И смеется пустота...

Но меня поймала в сети
Взрослых будней суета

 

 

* * *

Девка кленовая.
Праздник души и тела.
Чувство новое -
Ишь чего захотела.

Струны звенящие
Доведут до предела.
Звуки манящие
Услыхать захотела.

Глазки раскосые,
Стройное тело.
Старые способы -
Гиблое дело.

Мокрые улицы,
Ветер меняется.
Люди целуются,
Люди теряются.

Эти недуги
Без излечения
Сестры-подруги
Боль и влечение.

 

 

БРОНХИТ

 

 

Все бесцветно, все безвкусно
От двери и до окна,
Там, вдали, из речи устной
Прорастают письмена.

Нету сил взмахнуть рукою,
Встать с постели, в кресло сесть,
Что-то сладкое такое
В обессиленности есть.

И сквозь кашель вдох мятежный
Тень дыханья на стекле,
Эта слабость неизбежно
Гнет к земле меня, к земле.

Чай с лимоном, мед гречишный,
Вся мышиная возня
И уже почти не слышно
Как живется вне меня.